Клык и его последняя битва 12 глава

Караул глубоко вздохнул и глас его стал отстраненным и практически бесстрастным:

- У их тоже есть своя логика. Наш мир разрушает их место точно также. Только они еще не сообразили, что мы тут полностью ни при чем. И что повинны они сами. Питая проникновение нашего измерения открытыми источниками энергии у Клык и его последняя битва 12 глава себя.

- Как-то удивительно все выходит, - произнес я, пытаясь выстроить все это в собственной голове.

- Вселенная – вообщем очень странноватое место, - философски откликнулся Караул и продолжал: - В общем, все свелось к тому, что скоро мы будем иметь тут огромное количество воинственно настроенных созданий. При этом они не совершенно вещественны, в Клык и его последняя битва 12 глава нашем осознании, но полностью убиваемы и могут убивать сами.

Я откинулся на спину, ощущая шейкой мягенькую травку и погружаясь взором в звездную черноту, продолжая слушать и кропотливо взвешивать каждое слово, понимая что задав неудобный вопрос могу оборвать логическую нить рассказа.

- Они в основном вещественны там, где для нас начинается мир Клык и его последняя битва 12 глава чувств, желаний, целей. Потому стрелять в такое существо – никчемно. Разве что, ты будешь его очень очень непереносить. А вот прохладное орудие – совершенно другое дело. При каждом ударе ножиком, человек вроде бы “разрезает” неприятеля собственной волей, своим рвением. Потому ты в данной ситуации – суровый конкурент хоть какому чужаку. В Клык и его последняя битва 12 глава отличие от меня либо капитана с Прыщом. Ведь все мы всю свою жизнь привыкали к подавляющей мощи огнестрельного орудия. У нас просто нет той концентрации воли, которая для тебя дается сама собой. Другими словами тебе ножик материален, а в другом диапазоне, твое орудие - проводник твоей энергии, твоей воли, твоей внутренней силы.

Что Клык и его последняя битва 12 глава-то схожее я и предугадал, но все равно весь этот монолог стал для меня реальным шоком.

- Зависимо от ситуации, - продолжал Караул, - для тебя придется приложить некое усилие в пользу собственного мира. По другому – могут произойти очень грустные вещи.

- Но это забавно, Караул, - произнес я с вызовом. – Не Клык и его последняя битва 12 глава может все зависеть от меня 1-го!

- А я и не гласил, что от тебя зависит все. Просто ты можешь очень посодействовать.

- Почему я? – спросил я уже просто так, для порядка. – Хоть какой сталкер-шаман…

- У шаманов – мозги набекрень, - оборвал меня Караул. – Они СВОИМИ делами будут заниматься в самый решающий момент. Но Клык и его последняя битва 12 глава я не буду убеждать тебя, что ты единственный и уникальный. Просто ты – один из числа тех, на кого пал выбор. И последний, кто остался в живых к истинному моменту.

- Так что от меня требуется? – спросил я решительно, не хотя больше разбираться во всех этих хитросплетениях, а может опасаясь запутаться Клык и его последняя битва 12 глава еще более.

- Да совершенно ничего, практически, - ответил он с облегчением. – Ты должен стать острием нашего встречного удара. Ты возглавишь ту армию, что мы успеем собрать.

И любознательные звезды длительно отражались в моих выпученных очах.

*****

- Я не смогу, - произнес я уже, наверняка, в сотый раз. – Ну какой из меня вождь Клык и его последняя битва 12 глава. Вы что? В аномалиях перегрелись?

Мы опять посиживали у костра за каменным столом и вся троица с аппетитом трескала жареное мясо, а мне было не перед едой.

- Не трусь, Клык! – бодро заявил Прыщ. – Для тебя ведь не нужно командовать либо еще чего выдумывать. Нужна только твоя Клык и его последняя битва 12 глава воля. Только рвение резать и пронзать. Ты – просто начало, режущая кромка для остального потока.

- Не смогу, - произнес я упорно.

- Не хочешь – черт с тобой, - произнес вдруг капитан. – Но в драку-то пойдешь?

От облегчения у меня аж перехватило в горле.

- Естественно! Дайте мне 2-ой ножик и я не подведу. Но Клык и его последняя битва 12 глава только никакого предводительства!

- Ну и хорошо, - легкомысленно отозвался капитан и Караул в один момент ему поддакнул:

- А и правда. Ты с нами – остальное непринципиально.

Мной обуяло плохое подозрение. Но додумать идея до конца мне не дали.

- Все, пора, - произнес Прыщ, поднимаясь из-за стола. – Время.

И мы пошли. Опять через камень Клык и его последняя битва 12 глава.

Прямо на гигантскую поляну в лесу, в сероватое туманное утро, в влажную от росы травку.

Утро было ранешным. Ночная синева еще не полностью уступила место наступающему деньку и туман в утренних сумерках клубился как-то в особенности устрашающе.

Мне стало не по для себя, но взглянув Клык и его последняя битва 12 глава на размеренные лица собственных спутников, я тоже начал успокаиваться. Да рано.

Прямо напротив меня, в считанной сотке метров, начала формироваться оскаленная пасть. Я не веровал своим очам, но чудовище самым натуральным образом собиралось из тумана и уже пронизывало меня гневным взором темных провалов-глаз.

- Э… Гхм…Караул, - жалобно пискнул я. – Это Клык и его последняя битва 12 глава мне кажется? Вон там, где кочка торчит.

- Да нет, это оно и есть. 1-ый посланец. Не боись, этот не небезопасен. Ну и форму принял полностью понятную людскому глазу – стращает, гад.

- Да? – засомневался я, кладя руку на рукоять ножика. – Это что все-таки мы таких вот гавриков будем ножами Клык и его последняя битва 12 глава тыкать? Против него ж пушку нужно либо ракету!

- На это он и рассчитывает. Нельзя тут с томным орудием выделываться. Да не пялься ты на него: минут 10 у нас еще точно есть.

- А может и все 20, - беспечно произнес капитан, устраиваясь на песочной горке, непонятно как выбравшейся из-под травки. – Прошедший Клык и его последняя битва 12 глава раз полчаса крыльями махал, до того как мычать начал.

- Поглядим, что сейчас произнесет, - так же легкомысленно произнес Прыщ, присаживаясь рядом с капитаном.

Если честно я не делил убежденности Капитана и Прыща, но делать было нечего. Пришлось довериться.

Чудовище из тумана тем временем продолжало темнеть, обзавелось 2-мя парами больших крыльев Клык и его последняя битва 12 глава, длинноватым гребнем на зубастой голове и взялось отращивать когти. Когда я полез за сигаретой моя правая рука немного подрагивала.

- Кстати, - улыбнулся мне Караул, - если б твой старенькый дружок в полковничьем мундире вызнал бы, что тут творится, он бы недешево отдал за то, чтоб при для тебя был тот ножик и те Клык и его последняя битва 12 глава башмаки, что я сжег в костре.

- Ага, - не замедлил воткнуть ядовитое словечко Прыщ. – И несколько его уродских дружков обеспечили бы нас работой на много тыщ лет вперед.

- Все очень просто, - произнес Караул поясняюще, видя мои злосчастные глаза. - Все оборудование, орудие и одежка были нашпигованы особыми микроскопичными датчиками Клык и его последняя битва 12 глава наведения. Сюда сигнал управления ракетой просочиться не может, лупить по площадям – занятие малоэффективное, вот и выдумали господа вояки простейшее решение: там где много сталкеров в их снаряжении загнутся – там и главные неприятельские силы. Позже они пускают несколько тактических ядерных ракет, те, проникнув за барьер отыскивают огромные скопления “наводчиков” и Клык и его последняя битва 12 глава ни одна, хоть три раза вражья, сила выжить в этом аду не сумеет. И в их логике есть резон.

- Ну, естественно, - продолжал иронизировать Прыщ, умудряясь болтать одной ногой в воздухе. – Мужчины в высших военных сферах у нас головастые. А там еще соседи посодействуют и будет заместо двойной Зоны – двойная яма. А Клык и его последняя битва 12 глава позже…Эх, что позже – лучше даже не представлять. В твоем-то мире, ты ведь, кстати, побегал за ребятами, которые желали долбануть по Стволу…

Я повернул было голову заинтересовавшись разговором, но чудовище напротив сформировалось уже полностью и махало черным шипастым хвостом. Никто не считая меня внимания на него Клык и его последняя битва 12 глава не направлял и я, продолжая смотреть одним глазком за зверьком, вслушивался в плавную речь Караула:

- Всего пара ядерных боеголовок обеспечит десятикратный рост обеих Зон, а далее ситуация станет нестабильной и чем все может окончиться, если честно, не ясно.

- Но как мы с ним бороться-то будем? – спросил я озадаченно. – Это что Клык и его последняя битва 12 глава, мне нужно пойти и испытать его порезать вот этим?

Большой тесак в моей руке больше не казался мне орудием. Даже на зубочистку тому монстру, что заканчивал формироваться у меня на очах, эта полоса железа навряд ли бы сгодилась.

- Я ж для тебя уже гласил, - укоризненно произнес Караул Клык и его последняя битва 12 глава. – У нас найдется кому обеспечить добросовестное равновесие. Никак эта жаба не страшнее тебя самого – просто надувается здорово.

Я на уровне мыслей позавидовал такому умению, а Караул продолжал:

- Ты же знаешь о моей группе поддержки. Они тебя уже целый год защищают и на данный момент сюда имеют доступ – тоже Клык и его последняя битва 12 глава благодаря для тебя.

Я смотрел на него непонимающе и вдруг мемуары хлынули в мою голову рекой. Как я мог запамятовать? Ведь во время ходки с Караулом он не раз показывал мне способности собственной магической организации, что держала ситуацию под ментальным контролем. И посылка с средствами после той ходки... Как Клык и его последняя битва 12 глава случилось, что я больше о их так никогда и не вспомнил?

Видимо все было написано на моем лице. Караул засмеялся, потянулся всем телом и самодовольно произнес:

- Ну да, они блокировали всякие мысли о для себя в твоей голове. Но держали тебя под защитой повсевременно. Весь твой сегодняшний выход из расширившейся Зоны – тоже Клык и его последняя битва 12 глава был под их контролем. И сейчас, благодаря для тебя, они нам и здесь посодействуют.

- Погоди-ка, - произнес я растерянно. – Это означает и “должников” они контролировали?

- Ну “контролировали” – это очень сказано. Выскажемся так: помогали им принимать определенные решения, как это вообщем было может быть. Вот тот матерый, что всегда Клык и его последняя битва 12 глава с пулеметом таскается, тяжело поддавался внушению.

- Означает…

- Все, не время заниматься анализом, - тихо оборвал меня капитан. – Оно созрело.

Чудовище, о котором я даже успел позабыть, и взаправду уже полностью приемлимо стояло на восьми больших лапах и тянуло голову, размером с газетный киоск, в нашу сторону.

- Сме-е Клык и его последняя битва 12 глава-е-рть, - прошипело что-то в моей голове. – Сме-е-е-рть, погибель, готовься к погибели.

Я сообразил. Это ко мне обращалось порождение чужого мира. Вот так просто проникнув в мою голову, оно угрожало мне изнутри!

- Ты уммрешшшь, - продолжало шипеть в моей голове. – Нет спас-с-с-сения, нет пощ Клык и его последняя битва 12 глава-щ-щ-щады. Вы разрушаете наш мир, мы разрушим ваш мир. Нет, не сможеш-ш-шь уйти, нет жизни, все завершилось, все тебе завершилось.

От кошмара у меня на очах навернулись слезы. А в голове продолжали раздаваться чужие шипучие слова:

- Все закончено. Ваш мир больше не может держать Клык и его последняя битва 12 глава удар. Сейчас, на данный момент, он будет сокрушен. Погибель всем, погибель всему, погибель.

Я скорчился от духовной муки. Перед моим мысленным взглядом проплывали искореженные Зоной городка, горы кровавых человечьих трупов и неисчислимые своры клыкастых животных шипящих в голубое небо.

- Ну ты, - донесся до меня твердый глас капитана. – Заканчивай свою Клык и его последняя битва 12 глава агитацию. Чего надо-то?

Я с трудом открыл глаза. Оказывается, я когда-то успел зажмуриться и даже пустил слезу. Сейчас мокроватая пленка мешала глядеть и я смахнул ее прочно сжатым кулаком.

Капитан стоял гордо расправив плечи и презрительно смотрел на чудовище в тумане. Я поразился: как можно так гласить Клык и его последняя битва 12 глава с таким могущественным созданием? Мне захотелось шикнуть на него, чтоб он замолчал, может мы еще сможем вымолить прощение, может мы сможем как-нибудь откупиться…

- У вас нет ни 1-го шанса…, - прошипела мгла.

- Ты еще скажи: “Земля – мастдай, Керлук - форева”, - встрял из-за спины капитана Прыщ. – В чьей голове ты наковырял Клык и его последняя битва 12 глава этих глупостей, компаньон? Давай, гласи для чего пришел и проваливай.

От этого саркастического голоса я стал приходить в себя. Ведь вот испугала, образина неприятная! Я начал злиться. В главном, естественно, на себя.

- Тогда принимайте свою судьбу, - глухо рокотнуло чудище и махнуло крыльями.

Справа и слева от него в клубы тумана Клык и его последняя битва 12 глава стукнули струи темного дыма, по земле побежали трещинкы.

- Эй, ты для чего нам пейзаж портишь? – завопил Прыщ, но его глас потонул в переливах громкого шипения.

Прыщ оборотился ко мне, на лице его была смешливая гримаска.

- Наверное колесо проколол! – закричал он мне на ухо и закатился в, практически неслышимом уже Клык и его последняя битва 12 глава, хохоте.

А мне забавно не было. Во мне бурлила ярость. Я не успел осознать когда это так успел обозлиться, но на данный момент был готов уже и без всякого ножика идти лупить рожу нахальной твари. И вдруг успокоился.

Чуток поодаль, на свободном от тумана пятачке земли, появились полупрозрачные люди. Они Клык и его последняя битва 12 глава что-то пели стройными тихими голосами и под эти успокаивающие звуки я одномоментно “остыл”, ну и массивное шипение стало, кажется, потише.

- Это они, - восхищенно шепнул Караул и я сообразил, что посторонние звуки никак сейчас не мешают мне слышать его.

Люди стояли в таких же светлых балахонах, как и у Клык и его последняя битва 12 глава Караула, образовав маленький круг, в центре которого расплескивалось броским шаром зеленое свечение. Пение их становилось громче, свет разгорался все посильнее и под этим пронизывающим сиянием черное месиво из тумана и темного дыма напротив вдруг стало распадаться на отдельные клубки и стремительно утекать назад в землю.

- Нет, - шикнуло опять в Клык и его последняя битва 12 глава моей голове. – Не так все очень просто.

Там, где не так давно высилось восьмилапое чудище, стоял некий зверек. Я никогда не лицезрел таких, он не был похож ни на что виденное мною ранее и даже сопоставить его было не с чем. Если б можно было бы Клык и его последняя битва 12 глава скрестить мортышку, собаку и таракана, наверное удалось бы получить некое сходство. Одно я знал твердо: зверек был так чужой мне и моему миру, что даже одно его присутствие тут было нестерпимо.

Ярость опять бурлила во мне. От скорости, с какой злоба расперла меня изнутри, на очах опять выступили слезы. Я сморгнул Клык и его последняя битва 12 глава их маленьким движением ресниц и за этот период времени животных стало уже 10-ка два. Из моего гортани раздался маленький горловой звук – я просто закончил себя держать под контролем.

- Тихо, спокойней, - уверенно произнес Караул, кладя свою руку мне на плечо и ярость незначительно отступила, давая возможность голове малость оценить ситуацию Клык и его последняя битва 12 глава.

Напротив медлительно передвигались уже сотки чужаков и это зрелище неописуемо давило на меня и принуждало конвульсивно сжимать кулаки.

- Их очень много, - тихо произнес Караул. – У нас только одна надежда – наши охраны.

- Кто? – спросил я с надеждой в голосе, так как только на данный момент сообразил, что противостоять Клык и его последняя битва 12 глава этой армаде чужаков просто некоторому.

- Те, кто умер в этих краях ранее, - будничным голосом объяснил Караул. – Никто ведь насовсем не погибает, знаешь ли. И против этих паразитов наши покойнички будут в самый раз.

Я уже ничему не удивлялся. Полупрозрачные люди в балахонах сейчас стояли с поднятыми руками, а вокруг Клык и его последняя битва 12 глава их стали появляться черные людские фигуры.

Это были сталкеры. Я узнавал их по соответствующим контурам типового снаряжения, их силуэты казались полностью плотными, их руки держали ножики и железные крюки. Ни мельчайших следов разложения на размеренных уверенных лицах, но кое-где снутри меня поселилась уверенность, что все это полностью неживые люди.

Они Клык и его последняя битва 12 глава медлительно расползались в стороны, окружая защитным полукольцом призрачную группу, посреди их начали мерцать военные в собственном соответствующем камуфляже, кажется, несколько раз показались даже чернокожие бойцы.

- Группа специального предназначения наших стратегических партнеров, - тихо откомментировал рядом Караул, видимо заметив мое удивление. – Погибли пару лет вспять при попытке десантироваться в Клык и его последняя битва 12 глава Зону с вертолетов.

Людей рядом с призраками в балахонах становилось больше. Я запамятовал про животных диковинного вида и во все глаза сейчас пялился на разномастную массу, продолжающую строится в длинноватую колонну, центром которой было зеленоватое свечение.

В этой массе мерцали пилотки с красноватыми звездами, какие-то промасленные тужурки, черно-белые робы Клык и его последняя битва 12 глава пожарников, а позже уж и совсем началось нечто немыслимое.

Сначала я увидел мужчины в германской каске. Мужчина тихо брел куда-то на левый фланг, на спине у него болтался автомат, отлично знакомый по фильмам про Величавую Войну, на боку – цилиндрический сосуд практически непонятного мне предназначения. Натуральный таковой Клык и его последняя битва 12 глава боец Вермахта – хоть на данный момент в кино снимай. Он наобум крутил в руке широкий ножик и, казалось, совершенно не стеснялся окружающей обстановкой. Рядом с ним, в каких-либо 5 метрах, также расслабленно вышагивал красноармеец в тулупе и валенках. На шапке-ушанке красовалась красноватая звезда, автомат с диском висел на плече. Этот тоже Клык и его последняя битва 12 глава забавлялся с ножиком, но делал это по другому и для моего наметанного глаза более естественно и непосредственно. За ним топал очередной, уже в летней полевой форме Русской армии эталона военных лет и четырехгранный штык на его винтовке холодно отсвечивал зеленоватым светом. Два человека, бредущие следом, были Клык и его последняя битва 12 глава и совсем при саблях и квадратных фуражках.

Мои глаза наобум фиксировали продолжение этого исторического парада, а мозг конвульсивно пробовал принять все, что происходило вокруг и как-то разъяснить, выстроить в какую-нибудь не очень бредовую схему.

Люди в длинноватых шинелях с пиками и шашками, бойцы в форме песочного цвета с Клык и его последняя битва 12 глава длинноватыми винтовками и плоскими штыками, здоровые усатые дядьки в сверкающих железных панцирях и бойцы в киверах с ружьями совершенно уж доисторического вида.

Боюсь, в этот момент видок у меня был тот еще.

- Клык, подбери челюсть, - отрадно произнес Прыщ откуда-то сзади. – Ну, подумаешь, подняли назад людишек Землю-матушку от Клык и его последняя битва 12 глава неприятеля оборонить. Чего здесь такового?

Ответить я не сумел. Мимо как раз двинулся народец в кольчугах и с длинноватыми щитами, на боку у каждого висел длиннющий прямой клинок. Последний удар моему изможденному разуму нанес римский легионер, бодро тащивший в руках здоровую палку с металлическими табличками и контуром сокола практически в Клык и его последняя битва 12 глава истинную величину. Ошибиться я не мог – доспехи на нем поблескивали и полностью тянули на высококачественный набросок из школьного учебника по истории.

- А этот-то тут откуда? – слабеньким голосом спросил я у Караула. – Что делают античные римляне на Украине?

- Много ты о местной истории знаешь! – хмыкнул тот в Клык и его последняя битва 12 глава ответ. – Здесь, нежели разобраться, к тому же не такое бывало. Сильно много годов назад местные обитатели разбили тут настоящий римский легион. Вон того красавчика видишь? Реальный легат, меж иным!

Перед большущим строем и взаправду прохаживался юноша в блестящем шлеме с нащечниками и пышноватым гребнем, выпуклом цельном панцире и специфичной недлинной Клык и его последняя битва 12 глава юбке из железных пластинок. В руке его сердито поблескивал маленький клинок, за плечами при каждом шаге струилась красноватая ткань, а резкий глас долетал до нас так, как будто говоривший стоял совершенно рядом.

- А ну подтянуть животы! Собраться! Проверить орудие! Вы – легионеры Величавой Империи и не должны опорочить собственный люд и Клык и его последняя битва 12 глава собственный Сенат! Прими неприятеля на щит и лупи снизу под шлем! Маленький удар и далее! 2-ая шеренга добьет покалеченых!

- Это как… , - произнес я растерянно. – Как они друг дружку понимают и вообщем… воспринимают? И под какой шлем должны лупить?

- А они – каждый в собственном мире, - произнес Прыщ. – Вот Клык и его последняя битва 12 глава, смотри.

Он сделал пару шагов вперед и произнес юному солдатику в остроконечном тряпичном шлеме с вышитой красноватой звездой:

- Эй, малой! А ну позови командира, старшой зовет, - Прыщ мотнул головой в мою сторону.

Солдатик с готовностью кивнул и побежал к римскому легату. Зрелище было то еще. В галифе и обмотках, в недлинной Клык и его последняя битва 12 глава тужурке, с винтовкой стукающей ему при каждом шаге сзади по коленкам, паренек догнал римлянина в золоченых доспехах и запыхавшимся голосом затрещал:

- Товарищ командир! Ну товарищ командир! Вас комиссар вызывает!

Человек в доспехах расслабленно оборотился в нашу сторону, бросил клинок в кружевные ножны и снял шлем. Кратко осмотрев всю Клык и его последняя битва 12 глава нашу живописную группу он быстрым шагом приблизился, чуток склонился в легком полупоклоне и обратился ко мне жестоким, но уважительным голосом:

- Сенатор?

Я, онемев, смотрел на прекрасное мужественное лицо, на дивной красы шлем в согнутой руке, на красноватый плащ, небережно свисающий с правого плеча и понятия не имел, что вынужден Клык и его последняя битва 12 глава огласить такому впечатляющему “командиру”.

- Ступай, легат, - принципиально произнес Прыщ рядом. – Сенатор просто желал удостовериться, что наилучший вояка Рима готов к решающей битве.

Юноша грохнул кулаком в бронзовую грудь и отправился назад к собственному отряду.

Я смотрел ему вослед и мне казалось, что самый реальный живой римский легион готовится вступить в кровавую Клык и его последняя битва 12 глава бойню.

- А где же слоны? – хихикнул я нервно. – Желаю тогда слонов!

- Ну извини, - развел руками Прыщ. – Слоны сюда в составе боевых групп еще не добирались.

Строй начал приравниваться. В первой шеренге плечом к плечу стояли средневековый рыцарь с красноватым фигурным крестом на белом плаще, приземистый татарин в лохматой Клык и его последняя битва 12 глава круглой шапке с кривым клинком на плече, пара германских боец времен Первой Величавой в касках с наточенными навершиями, некий полуголый дядя с длинноватым прямым клинком, бородатый гигант в полном шлеме и медвежьей шкуре через плечо, и так, по всей видимости, до самого конца, вперемешку, без мельчайшего намека на Клык и его последняя битва 12 глава простую сортировку. Далее людей уже не было видно, но выразительно торчали штыки и копья, посверкивали клинки, время от времени в воздухе мерцал подброшенный ножик. Всюду только прохладное орудие.

- Ого, - произнес вдруг Караул. – А эти-то как сюда попали? Смотри Прыщ, у нас появились зрители!

-Вижу, - озадаченно произнес Прыщ. – Взгляни Клык и его последняя битва 12 глава и ты Клык – это ж вроде твои товарищи.

Он коварно ухмыльнулся и протянул мне невесть откуда взявшийся бинокль с сильными окулярами. Я послушливо приложил оптику к очам и поглядел туда, куда толстяк демонстрировал пальцем.

В поле зрения, посреди пышноватых кустов травки, были видны три людские фигуры. Они растягивали шейки и смотрели Клык и его последняя битва 12 глава в нашу сторону, очевидно различая массу впечатляющих деталей и полностью не понимая происходящего. Я добавил резкости. Сток, Дзот и Рвач выглядели измученными лохмотниками, их исхудавшие лица были покрыты ссадинами и синяками, одежка – изорвана, из орудия у каждого осталось только по ножику, но все их поведение указывало на то Клык и его последняя битва 12 глава, что “должники” продолжали оставаться квадом, смелой боевой единицей “Долга”.

Выглядели они так, как будто со времени нашего расставания прошло несколько суток, но меня это уже не поражало, хотя я даже не думал о том, как пропал из машины.

Я лицезрел, как Рвач поднес к очам прицел от снайперской Клык и его последняя битва 12 глава винтовки и мне даже показалось, что некий длинный миг мы смотрели друг дружке в глаза, как будто не делили нас сотки метров и 10-ки линз.

- Вероятнее всего, случаем прошли за Клыком, - буркнул Караул, отбирая у меня бинокль. – Ребята увидят самое незабвенное зрелище в собственной жизни. Ну и пусть. Только бы Клык и его последняя битва 12 глава сами не совались.

- Они готовы, - произнес капитан, появляясь рядом с Прыщом. – Наша армия ожидает твоего сигнала Клык.

Сказать, что мы так не уславливались у меня язык уже не оборотился. Происходящее было важнее и моих желаний и моей жизни. Я опять оборотился к чужеродной массе поодаль. Караул протянул мне откуда Клык и его последняя битва 12 глава-то с боковой стороны мой возлюбленный стеклянный клинок. Я взял его особо не задумываясь, чувствуя как ужасный гнев переполняет меня, очищая голову и накачивая мускулы упругой силой.

Животная свора напротив слабо шевелилась, хотя никаких попыток идти вперед не решала. Но само их присутствие оскверняло даже эту, изгаженную уже 2-ой Клык и его последняя битва 12 глава Зоной, землю.

Большой строй боец из различных исторических эпох ожидал меня безгласно, но требовательно.

И я вышел вперед, держа в каждой руке по хорошему клинку. Ярость во мне добивалась выхода, добивалась чужой крови, страшная сила сзади давала решимость и полную уверенность в том, что совершенно не так давно казалось неосуществимым Клык и его последняя битва 12 глава.

Я поднял оба ножика над головой и заорал, выпуская все напряжение последних часов. Строй сзади меня отозвался многоголосным ревом и лязгом орудия. Больше выбора не было.

Томным шагом я двинулся к чужакам. Справа и слева от меня – я ощущал это! – шли Караул, Прыщ, капитан и римский легат. Сзади Клык и его последняя битва 12 глава со ужасным топотом и лязгом, от которого вздрагивала земля под ногами, двигалась самая неосуществимая сводная армия населения земли.

Никто из людей больше не орал. Неописуемая мощь переполняла меня, я практически лицезрел как что-то невидимое рушится впереди, не способен устоять пред надвигающимся потоком нескончаемой ненависти.

Животные были обречены Клык и его последняя битва 12 глава.

Я был уверен в этом. Было полностью непринципиально как они резвы, зубасты либо ядовиты. Их погибель было только делом времени, а позже мы пойдем далее и стопчем границы их мира, взрежем металлической рукою гортань их цивилизации, разрушим и пережжем их городка, чтоб никогда и нигде не появилось больше Клык и его последняя битва 12 глава даже упоминания об этой ветке негуманоидной жизни.

И они сообразили! Клянусь Зоной, все они верно сообразили!

Я опять лицезрел себя со стороны.

Небольшой человек с 2-мя клинками сверкающими подобно солнцу непредотвратимо надвигался на стаю полностью неприемлимых здесь животных и был он только проводником для той силы, что вскипала за его плечами практически Клык и его последняя битва 12 глава нескончаемыми волнами.

Мы перебежали с шага на бег и ворвались в ряды созданий.

Болезненно-яркая полоса нескончаемо белоснежного света вспыхнула перед человеком, животные хором взревели и попятились.

В один момент их стало меньше, позже еще меньше, позже последнее существо издало харкающий звук и тоже пропало без следа Клык и его последняя битва 12 глава.

Но меня было уже не приостановить. С победным криком я мчался туда, где только-только стояла неприятельская рать.

Я бежал по росистому лугу, пронзая обоими клинками обрывки, больше расползающегося, тумана и пел победную песню смелого населения земли.

- Остановись, Клык! – орал мне со хохотом капитан. – Все уже завершилось! Ты - самый Клык и его последняя битва 12 глава сильный сейчас!

Я тормознул, тяжело дыша. Ни неприятеля, ни моей своей непобедимой армии больше не было. Только Прыщ, Капитан и Караул махали мне руками и, кажется, намекали удовлетворенными криками на какое-то застолье.

И здесь я сел в травку и горько зарыдал. Наверняка в этот момент я побил собственный свой рекорд Клык и его последняя битва 12 глава по соплераспусканию.

Как будто в ранешном детстве я размазывал по щекам обиженные слезы и никак не мог тормознуть. Позже мне стало плохо и я лег на бок, чтоб было не так тяжело посиживать. Краем сознания я слышал как меня толкают в бок, что-то спрашивая, позже Караул озабоченно произнес Клык и его последняя битва 12 глава: “Я же гласил: это очень будет, так сходу”, а Прыщ ответил что-то навроде, что выбора все равно не было.

Позже меня несли и лили в сжатые зубы коньяк, позже грели у костра, а я все никак не мог скинуть охватившее меня оцепенение.

А через какое-то Клык и его последняя битва 12 глава время под мою недвижную руку подсунулось что-то мягкое и пушистое. Пальцы немедля расслабились и я ощутил, как повдоль предплечья побежало легкое покалывающее тепло. Острые зубы заботливо укусили меня за ладонь. Я скосил глаза.

Белоснежная лиса смотрела на меня выжидательной, как будто доктор проверяющий действие введенного лекарства. Вся рука уже просто Клык и его последняя битва 12 глава горела адским огнем. Я слабо застонал и шевельнулся.

- Смотри-ка, действует! – удовлетворенно произнес Караул.

Лиса как кошка потерлась о мою ногу.

- А енотом ты мне нравилась больше, - произнес я на прощание белоснежному зверьку, перед тем погрузится в спасительный сон. И в сей раз мне не снилось Клык и его последняя битва 12 глава ничего.

*****

Не знаю сколько прошло времени. Я спал, позже открывал глаза, к моему рту подносили какую-то пищу, я жевал ее и опять проваливался в глубочайшее забытье. Только в один прекрасный момент, встав по нужде, незначительно огляделся, до этого, чем опять завалиться спать.

Моя кровать размещалась в ямке, окруженной десятком Клык и его последняя битва 12 глава деревьев. Вся она была завалена желтоватым листом и мне было тепло в этом сухом и мягеньком золоте. Время от времени перед моими очами проплывали знакомые лица, но мне не о чем было с ними гласить и я вновь проваливался в сон.

Нередко возникал белоснежный енот и мы длительно с ним Клык и его последняя битва 12 глава о кое-чем гласили, но позже я осознавал, что это был только сон, пробуждался и вновь лицезрел все такого же енота. Скоро я вообщем не стал осознавать когда сплю, а когда – бодрствую.


klientskoe-programmnoe-obespechenie.html
klik-i-ego-poslednyaya-bitva-12-glava.html
klik-i-ego-poslednyaya-bitva-2-glava.html